К ветеринарчику

К ветеринарчику

Но с этой собакой всё не как у людей
25.12

Мы едем к ветеринару, потому что у крошки в башке клещ. Мы могли бы вытащить его сами, но боимся сделать что-нибудь неправильно. Ещё мы боимся пироплазмоза. Крошка к тому же боится ездить на машине, боится врача, дуреет от чужих запахов и не умеет писать в железную миску. Ей, в общем, и нечем: по дороге она описала мои штаны и обслюнявила штаны ребёнку. Доктор вынимает клеща, обрабатывает башку, взвешивает крошку, спрашивает, как её зовут, и просит назвать фамилию владельца. Тут мы понимаем, что стали владельцами трехмесячной собаки. Ребёнок напрягается и взрослеет на пару лет.

Мы едем к ветеринару, потому что с нашей крошкой что-то не в порядке. Она часто скулит, часто присаживается в траву, вся какая-то нервная и печальная. Мы боимся инфекции, чумки, бешенства (у собаки) и столбняка (у ребёнка) — этот крокодил с удовольствием хватает всех за руки, молочными зубами оставляя на коже красивые царапины. Доктор впихивает крокодилу в пасть таблетку от глистов, выписывает какие-то ещё лекарства, в железную миску пописать не предлагает. Ребёнок помогает поднимать собаку на стол для осмотра: за пару недель она потолстела на три кило, и поднимать её становится тяжеловато.


Мы едем к ветеринару. На улице дождь, наша корова лезет во все лужи, ребёнок осуждающе велит ей идти рядом. Сам он обходит лужи не так давно — года полтора-два, но одно дело промочить ботинки, и совсем другое — мыть грязные собачьи лапы в тазике, а после них — пол в радиусе трёх метров вокруг тазика.

Доктор спрашивает, какой вакциной будем делать прививку — импортной или местной, и надо ли выписывать собаке паспорт. (Вообще-то непривитым щенкам нельзя гулять на улице, особенно под дождём, но с этой собакой всё не как у людей.) Мы просим импортную вакцину и паспорт, ребёнок сочувственно смотрит, как собаке делают укол, и с нескрываемой завистью — на паспорт с печатями. Я не удерживаюсь и говорю, что ему-то до паспорта ещё жить и жить. Ребёнок хихикает и предлагает записать собаку в школу.

На улице холод и воскресенье, все нормальные люди ещё спят. У нас в набедренной сумке кило варёного мяса мелкими кусочками, рюкзак с собачьими игрушками болтается на спине у ребёнка, собака уже трижды запуталась в поводке.

Мы идём в школу. Ходим туда второй месяц и уже научились правильно произносить кличку собаки, ходить с ней рядом, говорить слова «дай» и «сидеть» правильным голосом. Правильным — это громко и жизнерадостно. Собаке в школе страшно нравится. Она прыгает, ест мясо, бегает, ест мясо, лает на ворон и доедает остатки мяса. Ребёнку не нравится всё, особенно дрессировщик. И мяса ему не положено. Я просто стараюсь всё делать правильно, но постоянно забываю, с какой ноги нужно начинать движение «рядом». Идиотка.

Собака ушиблась обо что-то боком, и теперь у неё на боку выросла шишка. Т-т-твоюжмать. К ветеринару.

Идём гулять. На улице дождь. Придётся опять мыть собаке лапы. Чорт.
На площадку. В середине пути выясняется, что мы забыли мясо. Чорт! Чорт!
Собака сожрала неопознанную таблетку откуда-то из-под дивана. Идиотка! К ветеринару.


Ребёнок больше не боится кошку: «Она такая маленькая! Её можно взять на руки!» Собаку на руки взять нельзя уже давно: она весит килограммов двадцать, и у неё продолжают резаться зубы. На площадку. Сидеть. Дай лапу. Молодец, гуляй. Нельзя. Нель-зя! К ветеринару. «Мама, у неё семь сосков! Это нормально?» — «Не знаю. Наверное, нормально. А она сегодня какала?» — «Да! Три коричневые какашки!» К ветеринару?

Сначала они смотрят в лицо трогательным взором и умоляющим взглядом. Маленький щеночек и ребёнок (чуть побольше). Милые симпатичные дети, кто перед ними устоит? Потом они научаются смотреть взглядом недоумённым, потом ухмыляются во всю пасть, потом поднимают верхнюю губу, рычат, презрительно сплёвывают сквозь зубы и отказываются выполнять команды, которые выучили ещё в младенчестве.

Это момент истины. От того, что вы сейчас сделаете, зависит, что будет дальше. Кто будет спать на диване и кто кому станет приносить тапки.

Тайное знание заключается в том, что момент истины — не один. То есть, конечно, один — такой большой, долгий, бесконечный момент истины, каждая текущая минута. Если кто к этому не готов, лучше даже не начинать, потому что всё, что вы сделаете, может быть обращено против вас. Всё, чего не сделаете, — тоже. Потому что они смотрят в лицо (маленький и побольше) без выходных, без слов, без мяса, без обещаний и, в общем, практически без сомнений. Кажется, это и есть любовь.

Ещё материалы этого проекта
Здравствуйте, я ваш дядя!
Мне было за сорок, когда я вдруг поняла, что снова жду ребёнка. В четвёртый раз. Реакция родных и близких была неоднозначной. Это если мягко сказать. Как-то все оказались морально не готовы. Даже мы сами.
13.01.2011
Триллер про табель
Если просиживать вечера в Скайпе и Одноклассниках, а выходные коротать в боулинге и на концертах, учиться просто некогда, потому что каждый день — семь уроков, потому что четыре языка, потому что русского дают столько же часов сколько румынского и английского, потому что… да какая разница, почему?
08.02.2011
Охота на вошь
В большинстве стран мира лечение от педикулеза не входит в медицинскую страховку, при том что он сопровождает детство в любой, даже самой развитой стране. В России педикулез был признан заболеванием лишь 1987 году, но по сей день лечения от него нет в списке услуг оказываемых в государственных поликлиниках. И нет официальной амбулаторной практики выведения головных паразитов. Спасение утопающих -- дело рук собственно утопающих. Педиатр лишь расскажет вам несколько бабушкиных секретов. Мы тоже так можем!
26.10.2012
Какая боль
Мой сын плохо бегает, неважно прыгает и, кажется, не аттестован по физкультуре за шестой класс. Со всем остальным у него тоже не очень (математика, физика, география, русский, литература, поведение, далее — везде). Ему 12, и он мечтает стать футболистом.
18.06.2014