Всё, что вы знали о правах ребёнка...

Всё, что вы знали о правах ребёнка...

...Но стеснялись произнести вслух
3.07

У меня, как известно, есть сын. В этом году он пошёл в первый класс. Чудный, чудный мальчик. Читает, считает. Аппетит – отменный, память – тоже.

К концу первой четверти я обнаружила, что ребёнок не слишком хорошо усваивает грамматику, но отлично – правила поведения на перемене. Что он дважды дрался портфелем в девчоночьем туалете, а один раз – пытался написать синей краской «Школа – Атцтой» на бледно-розовом фасаде старейшего учебного заведения города Москвы.

К концу второй четверти сын виртуозно умел считать минуты до конца урока и с ошибками – складывать числа в пределах сотни. Конец третьей четверти запомнился словами «гугл», «контакт» и «коллайдер».


К летним каникулам мой нежный зайчик прекрасно оперировал понятием «право»:
– Если ты будешь баловаться – останешься без ужина!
– Ты не имеешь права меня не кормить!

– Хватит болтать, пора спать!
– Я имею право говорить с папой!

– Ты почему такой чумазый, дитя подземелья?
– Сама такая!
– Что за тон, ау?
– Ты обзываешься первая. Значит, я тоже имею право!

Нет ничего удивительного, что «Права человека» в пересказе Андрея Усачёва были тайком вынесены мною из дома и при помощи сапёрной лопатки закопаны под ближайшей осиной. Нет, прекрасная книга, честное слово. Как раз для моего мальчика. Только вот… ну, сами понимаете.

Начались каникулы, и слова «физра», «сменка» и «тубзик» постепенно исчезали из нашего дома. Вместе с ними, казалось, отправилось в далёкое путешествие и «право»…

Тут в ЦДХ случился книжный фестиваль. И вот там любознательный мальчик обнаружил киоск, где всем желающим (детям) предлагали измерить рост, вес и получить подозрительную красную книжечку – паспорт ребенка. Затем милейшая девушка обещала поставить в документе самую настоящую печать, но только тем, кто выяснит у встреченных взрослых, какие 10 прав ребёнка они знают.

Кого первым спросил мальчик? Правильно, маму. Я выудила из сознания главное: «Право ходить в школу» и «Право на труд».

Знакомая учительница русского языка подсказала ещё: «Право на лечение» и «Право на сон».
Одна пожилая уборщица отмахнулась – «Я работаю, некогда!», вторая тихо произнесла: «Право на жильё».
Продавец молочных коктейлей воскликнул: «Право на отдых?» – и убежал за новым ящиком молока.
«Право на свободу!» – крикнул незнакомый мальчик в ковбойской шляпе.
«Право на рождение» придумал поэт Вадим Левин.
«Право на жизнь», – согласилась с ним женщина в белом.
Кто предложил «Право не есть, если не хочется», можно только догадываться.

Потом мальчик обнаружил в документе ещё один разворот: «10 прав ребенка, которые больше всего нужны мне в жизни». С этим заданием крошка справился легко:
1. Есть много сладкого.
2. Много играть в компьютер.
3. Много ходить в гости.
4. Много принимать гостей.
5. Много смотреть телевизор.
6. Много пить сладкого.
7. Много жить.
8. Много путешествовать.
9. Много играть.
10. Иметь много друзей.

Очень хорошие права, согласились окружающие взрослые.

Получив заветную печать, сын аккуратно положил паспорт во внутренний карман куртки: «Как у папы!»
Уже поздно вечером я ехидно поинтересовалась у этого самого папы: знает ли он, что самое главное в жизни нашего ребёнка?
– Компьютер, телевизор, гости, конфеты, игрушки. А главное – всего много! – с ходу угадал отец мальчика.
– Хорошо, а какие права ребёнка ты знаешь? – мне по-прежнему хотелось на чём-нибудь подловить мужа.

Тот воодушевился, оторвал глаза от монитора и речитативом произнес:
– Право молчать.
– Право молчать после десяти вечера.
– Право молчать за завтраком.
– Право замолчать, когда попросят.
– Право отвечать, когда спрашивают.
– Право слушаться родителей.
– Право хорошо учиться.
– Право много читать.
– Право есть то, что дают.
– Право слушать…

Ма-ам, я пить хочу! – раздался писк из детской.
– Спать, кому говорю! Первый час ночи… – привычно огрызнулась я.
– Что ты будешь, родной? Сок или воду? – муж вскочил с кресла, глянув на меня виновато. – Пить хочет ребёнок, имеет право!

Ещё материалы этого проекта
На чьей я стороне
Что такое «быть на стороне своего ребенка», особенно когда дело касается школы и юных нонконформистов? Как выбрать, что важнее — хорошие оценки или борьба ребенка за справедливость? И как, наконец, выстроить конструкцию, где отношения с людьми, отношения с собой и «добыча знаний» оказались бы в хрупком и прекрасном равновесии.
12.08.2014
Вещь или не вещь
Когда я была ребёнком, все товары, услуги и прочие сущности делились на две категории: вещи и недовещи. Вещей было очень мало, в погоне за вещью приходилось преодолевать массу препятствий, поэтому добыча самой незначительной вещи была праздником. Изменить жизнь глобально было нереально, но мелкие радости случались: можно было, например, ценой неимоверных усилий вместо обычного школьного фартука пошить дочери-первокласснице в ателье «Дашенька» не простой, а плиссированный.
31.08.2011
Невидимые миру слёзы
Родители и двойные стандарты: почему взрослый имеет право на неудачи, дурное настроение и даже депрессию, а ребенок обязан быть «не хуже других»? Почему у нас нет культуры принятия психологической помощи, особенно когда дело касается детей, зато есть зависимость от социального прессинга?
25.12.2014
Кошмар нашей жизни
Один раз я попросила мужа: «Поговори с ним ты, это же мужские дела!» Муж вошёл в детскую, закрыл дверь, серьёзно и громко сказал: «Сынок, давай с тобой поговорим о важном!» — после чего глупо захихикал.
27.11.2009